Разделы сайта

Политика (255)
Экономика (600)
Происшествия (701)
Общество (2221)
Медицина (449)
Наука (1522)
Культура (916)
Светская жизнь (2622)
Путешествия (139)

От партнеров



Метки

Секс  здоровье  Наталья Бочкарева  Марс  беременность  любовь  Алена Водонаева  Бритни Спирс  карнавал  Ванга  инопланетяне  операция  Цекало  рейтинг  дети  метро  Спирс  порно  кино  стрижка  Фото  мужчины  семья  звезды  убийство  сердце  исследование  Ирина Билык  Маньяк  ребенок  шамбала  Брежнева  Анджелина Джоли  Россия  конец света  предсказание  украина  нло  диета  наука  оргазм  суд  свадьба  луна  деньги  Пугачева  смерть  Ротару  Катастрофа  дочь  

Статистика

Статьи · TOP 100 статей
Авторы · TOP 100 авторов

Статей: 9422, Авторов: 1344, Тегов: 10135

Добавить статью Теги RSS
Регистрация Забыли пароль?
Бордельеро для ЦК За кулисами партийного «бомонда»
Бордельеро для ЦК    За кулисами партийного «бомонда»
Похоже, что эпоха компартийной власти, оставившая неизгладимый след в нашей истории, вместе с минувшим веком сгинула навсегда, породив немало не до конца развенчанных мифов. Один из них - величайшая моральная чистота вождей минувших времен. Но были ли на самом деле так непогрешимы партийные бонзы и функционеры. Всегда ли жили по совести и чести те, кто денно и нощно призывал к этому других?
Сегодня я предоставляю нашим читателям эксклюзивный рассказ ветерана украинской милиции, участника и инвалида 1-й группы Великой Отечественной войны, полковника в отставке Григория Алексеевича Бородокина. Недавно ветерану, которому всегда (в отличии от его нынешних милицейско-полицейских) была присуща исключительная скромность и аскетизм в быту. А его рассказ - о том, как же всё было на самом деле в годы безраздельного властвования коммунистической морали (если таковая существовала). Недавно ему исполнилось 95 лет! Григорий Алексеевич длительное время занимал ответственные руководящие посты в правоохранительных органах Украины, возглавлял ведущие оперативные службы в Управлении внутренних дел города Киева, был начальником ОБХСС столицы и поэтому многое из подноготной властей предержащих знает отнюдь не понаслышке. Впрочем, читайте сами...

Двойная мораль

О том, что партийные и советские руководители 60-70-х годов прошлого столетия жили по двойной морали в то время наверняка знали немногие. Проповедуя на словах одно, многие руководящие чиновники жили совсем по другим канонам, очень далеким от насаждаемых ими идеологических догм. В те времена ЦК КПУ мог запросить в правоохранительных органах любое дело, даже под грифом секретности, и ознакомиться с его содержанием - со всеми вытекающими из этого последствиями. Вплоть, до полного освобождения подозреваемых от какой-либо ответственности. Более того, постоянное вмешательство в ход следствия было для партийцев обычным явлением, нормой жизни. Нередко мы были вынуждены прекращать уголовные дела, несмотря на явный состав преступления, и делали это под давлением и по прямым указаниям из ЦК. К примеру, в 60-х годах сотрудниками БХСС велась разработка близкого окружения одного известнейшего драматурга с мировым именем, обласканного властями всевозможными почестями и званиями. Прилипалы, (а в их числе были известные артисты, оперные певицы)пользуясь его покровительством, занимались незаконными валютными операциями: скупали и перепродавали в больших количествах золото, ювелирные золотые украшения, валюту. Причем, дорогостоящие, а порой и совсем раритетные драгоценности, они скупали непосредственно в УВД Киева. Дело в том, что в те времена у преступников изымалось немало ценностей, которые после соответствующих приговоров у них конфисковывались и должны были быть проданы в доход государству. Все это время они находились на хранении в милиции. После вступления приговора в законную силу, с наиболее интересными, ценными украшениями знакомились именитые любители золота-бриллиантов, а затем они выкупали их по сильно заниженным ценам (естественно, с ведома высшего руководства УВД-МВД) внося деньги прямо в кассу УВД. В дальнейшем эти ценности перепродавались и спекулянты очень хорошо на этом наживались, хотя денег у них и так было более чем предостаточно. К слову. Мало кому известно, что очень громкое и скандальное так называемое бриллиантовое дело связанное непосредственно с Галиной Брежневой, начиналось еще в те годы и именно в Киеве. Но это тема другого разговора.
Мы задокументировали несколько таких фактов, что было вполне достаточно для того, чтобы возбудить уголовное дело и затем осудить явных преступников на долгие годы лишения свободы. Тем не менее, когда об этом стало известно в ЦК КПУ, все материалы оперативного дела были затребованы и переданы в МВД Украины министру внутренних дел Ивану Головченко через УБХСС МВД, после чего по команде сверху они были тихо списаны в архив.
Показательна история с бывшим заведующим административным отделом Киевского горкома партии К. Этот партиец был направлен из горкома для обкатки (с прицелом на дальнейшую руководящую деятельность) на должность директора Дарницкого шелкового комбината - поднабраться на производстве опыта работы с трудящимися массами. Там он и совершил хищение в особо крупных размерах. Пока наши оперативные работники собирали со всей тщательностью и предельной осторожностью необходимые доказательства, К. внезапно выдвинули и назначили на должность заместителя заведующего отделом легкой промышленности ЦК, а затем он был так же быстро избран народным депутатом в Верховный Совет Украины и вскоре введен в члены ЦК КПУ. Таким образом, выдвиженец стал недосягаем для Закона и суда. Впоследствии блестящую карьеру далеко идущего сановного вора прервала смерть: он умер прямо в вагоне поезда от сердечного приступа, возвращаясь из Москвы в Киев.

Бордельеро для ЦК

Собственно говоря, попытки поставить коммунистов над Законом успешно претворялись в жизнь издавна. В начале 50-х мы уже не могли арестовывать преступников-коммунистов, потому что прокурор не давал санкций на арест до тех пор, пока мы не получим добро на заседаниях бюро в райкоме-горкоме партии. Там скрупулезно рассматривались предоставленная нами информация и лишь затем принималось соответствующее решение. Этот порочный круг разорвала смерть вождя всех времен и всех народов, после которой антиконституционные согласования были отменены. Тем не менее коммунисты-руководители, совершая преступления, часто уходили от наказания, пользуясь связями, своим должностным положением и, естественно, партийным билетом. Вот классический пример абсолютной безнравственности и беззакония.
В середине 60-х, когда я занимал должность начальника отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) Управления внутренних дел города Киева, к нам и в ЦК КПУ поступила жалоба от супружеской пары - солистов известной труппы Киевский балет на льду. Артисты сообщали с негодованием, что по сути дела ансамбль превращен в огромное, как это сейчас бы сказали, Бордельеро для членов ЦК и к ним приравненных высокопоставленных чинов. После каждого представления руководитель шоу некто Карасюк* (проходивший уже ранее по одному уголовному делу в качестве сводника) собирал артисток и называл каждой номер машины, ожидавшей на стоянке у Дворца спорта. Избранные участницы балета садились в автомобили и уезжали якобы на банкет. А на самом деле женщин отвозили на дачи, где после пьянок чиновники заставляли их сожительствовать (заниматься проституцией), а потом развозили по домам. Те, кто отказывался принимать участие в этих бордельеро для избранных, уже никогда не могли рассчитывать стать солистками ансамбля, поехать за рубеж и т.п.
* Фамилия изменена.
Поступившая жалоба была на контроле у Рудича - заведующего отделом науки и культуры ЦК КПУ. Проверяя её, мы провели очень большую и трудоемкую работу по документированию этой грязной закулисной жизни высоких чинов, собрали достаточно обличающих фотодокументов. Одним словом, жалоба подтвердилась полностью. Вместе с председателем народного контроля Киева я приехал в ЦК докладывать материалы Рудичу. В его кабинете в это время почему-то находились заведующий административным отделом ЦК Панасюк и заведующий военным сектором ЦК Адамов. Мы доложили материалы - с возмущением, искренне уверенные в поддержке, ибо это была очень грязная история. Рудич же, хладнокровно выслушав нас, спокойно сказал: Не возмущайтесь - подмостки всегда служили и будут служить для привилегированной части общества. Так было и так будет всегда. Дальше мы сами разберемся, что к чему. Спасибо за работу. С этими словами он забрал принесенные нами документы и фотографии (кстати, с грифом Совершенно секретно) и указал на двери. Я шел и меня колотило от злости, невыразимой обиды и собственной беспомощности. Что же имел в виду Рудич? - спросил я у председателя народного контроля Киева. На что он мне ответил: Господин из ЦК забыл, что мы не из их круга, и проговорился, сказав лишнее. Забудь навсегда об этом разговоре. Так будет лучше для тебя. В конечном итоге Тарасюк так и остался руководить балетом на льду. И сколько еще девушек и женщин были опорочены сановными развратниками, сколько судеб было изломано, можно только догадываться: ведь больше этим делом никто не осмелился заниматься...
Суперцинизм этой истории поразителен. Дело в том, что, как я уже говорил, Тарасов ранее уличался нами в сводничестве. В то время он занимал высокую должность председателя комитета профсоюза работников культуры и науки и по совместительству занимался поставкой девушек и женщин в притон разврата для видных госчиновников и партийцев. Притон этот располагался в шикарной, просторной четырехкомнатной квартире в районе нынешней улицы Банковской. Владелицей жилья была невестка председателя Комитета по зарубежным связям Литвина. Её супруг, артист театра, уехал работать в Прибалтику, а бойкая женщина, отправив двух детей к своим родителям, устроила в комфортабельной квартире настоящий притон для элиты общества. Сюда хорошо знали дорогу депутаты сессий Верховного Совета Украины, участники пленумов ЦК, генералы, высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов.
Мы раскрутили этот мерзопакостный клубок. И выяснилось, что одним из поставщиков живого товара был не кто иной, как господин Тарасов, который вовлекал в проституцию студенток Киевского государственного университета имени Т.Г. Шевченко и артисток из различных театров. Вероятно, женщины шли в этот бордель не только ради заработка, но и для того, чтобы решать свои житейские проблемы. Надо полагать, что это им с успехом удавалось. Но Бог им судья... Когда же я впервые вызвал на беседу Тарасова, то сначала он вел себя относительно спокойно, но затем так разнервничался, что никак не мог написать объяснение и рвал один листок бумаги за другим. Тем не менее в конечном итоге Тарасова просто укрыли от ответственности: когда пришло время побеседовать с ним по-настоящему, оказалось, что он... пропал. Его нигде не было. С трудом удалось установить, что сводник снялся с партийного учета в райкоме партии в связи с выездом в Москву, где был принят на учебу в Высшую школу профсоюзов... По этому делу был суд. Хозяйку притона осудили условно. Примерно таким же наказанием отделались еще пара сводников и посредников. Тарасова же нам достать так и не удалось (руки до Москвы были коротки). Прошло время - и он вернулся в Киев, где сразу же был назначен директором балета на льду. Видимо, с учетом уже имеющегося опыта. Чем всё это закончилось - вы уже знаете. Одним словом, получилось, как в известной басне, - пустили щуку в реку...
Мало кто знает и о том, что еще один притон для высокопоставленных чинов был раскрыт нами в середине 60-х прямо в центре элитного Печерска. И действовал он успешно не где-нибудь, а в... центральном киевском дворце бракосочетаний (это некогда фешенебельное здание по улице Шелковичной, № 17). Рядовой фотограф дворца устроил притон прямо в подвале. Оборудовав комнатку удобной кроватью, он предоставлял её в аренду желающим спустить пар любовной страсти парочкам по цене 10 рублей в час. Сумма, по тем временам, солидная. И очередь в этот притон была такая, что клиенты со своими любовницами (а в основном это были высокопоставленные чиновники из Совета Министров и ЦК) записывались к фотографу в очередь по телефону. В конечном итоге и эту лавочку сексуальных услуг, размещенную в святая святых Гименея, нам удалось прикрыть. Естественно, о том, чтобы обнародовать эту грязь, раскрыть истинное лицо ряда руководящих чинов, в то время не могло быть и речи. Небезынтересно, что до революции в здании этого дворца одно время был крупнейший публичный дом...

Под компартийной крышей

В последнее время стало модно возвращаться к громким уголовным процессам минувших дней. Дело заведующей производством киевского ресторана и кафе Столичный Лидии Елкиной, которую коллеги по работе за глаза называли Шахиней, как раз из числа таковых. И не случайно об этой криминальной истории, фабула которой стала сценарием одной из серий суперпопулярного некогда сериала Следствие ведут знатоки, вспоминают порой и сегодня. Документирование преступной деятельности злодейки и возглавляемой ею шайки расхитителей и матерых взяточников вошло в классические анналы бесценного опыта украинских оперативников: материалы сохранившегося оперативного дела служат отличным учебным пособием для курсантов и слушателей Национальной академии внутренних дел Украины. Но вот несколько лет назад в одной из тиражных газет страны Ф, претендующей на исключительную объективность, я прочитал статью о шайке Елкиной и Ко и поразился не завуалированной симпатии авторов к отпетой мошеннице и прожженной воровке, приговоренной в конечном итоге Верховным судом Украинской ССР к 15 годам лишения свободы и бесславно скончавшейся за колючей проволокой. Наказание, отмеренное отечественной Фемидой этой руководительнице, матери троих детей, было абсолютно заслуженным. Елкина создала в ресторане устойчивую организованную преступную группу, члены которой на протяжении длительного времени занимались хищениями, изготавливая (за счет недовложений продуктов и изменения рецептуры приготовления блюд) большое количество левой продукции, которая затем реализовывалась, а вырученные деньги - присваивались. Действовавшие в тесном преступном сговоре люди зарабатывали в день от 650 до 850 полновесных советских рублей. В эту сумму не входили деньги, оставляемые себе работниками ресторана и кафе, не пробивавшими по кассе левак: кассиры имели по 30-40 рублей, марочницы - 20-30 рублей, повара - по десятке. Напомню, что при производстве обысков в 1974 году только на квартире у 55-летней Елкиной было изъято наличных денег, облигаций государственного займа, золотых украшений, ценного фарфора и хрусталя и прочих материальных ценностей на общую сумму около 500 тысяч рублей. Я же считаю, что ущерб, причиненный государству действиями Елкиной и Ко, составил многие миллионы, однако доказать это так и не удалось. Впрочем, по большому счету - не в этом сейчас суть. А в том, что деятельность этой опасной преступной группировки можно было бы предотвратить и сберечь немало народных денег. Но сделать это своевременно нам помешали... высокопоставленные чиновники из ЦК КПУ. Было бы несправедливым, если бы эта информация не стала достоянием гласности хотя бы сейчас, спустя много лет.

Агентура сообщала

Первые агентурные сообщения о массовых хищениях в кафе и ресторане Столичный мы получили от разных источников еще в конце 1970-го - начале 1971 года. Но посадить за решетку обыкновенного вора, не имеющего ни семьи, ни квартиры, куда легче, чем крупного руководителя, за которого горой вставали высокопоставленные лица. Увы, так было всегда. Помимо ресторана и кафе, у Елкиной было еще много разных торговых точек: буфеты, киоски, кондитерские цеха, выездные лотки. И в каждой такой точке на отпускаемую продукцию были свои цены, что безусловно давало возможность осуществлять самые разнообразные махинации. Когда Елкина почувствовала, что попала под прицел правоохранительных органов, она постаралась сделать всё возможное, чтобы обезопасить себя. В начале 70-х моя дочь, студентка Киевского института торговли, проходила практику в ресторане Столичный в какой-то незавидной должности. В подсобке, где переодевался персонал ресторана, кто-то украл у неё из сумочки немудреные металлические часики, которые я подарил ей к 16-летию с соответствующей гравировкой на крышке. Через несколько дней дочь пригласила к себе Елкина и сказала: Я слышала, что у тебя украли часы. Мы вот сложились и купили тебе новые. Возьми их и носи на здоровье. В принципе, такой поступок можно было бы расценить в качестве благородного, если бы не одна существенная деталь: часы эти были не простые, а золотые, и очень дорогие, да еще и на золотом браслете искусной работы. Дочка, естественно, отказалась взять этот подарок. Впоследствии, проанализировав ситуацию, я пришел к выводу, что таким путем Елкина, женщина далеко не глупая, пыталась провести своего рода оперативную комбинацию. Она дала указание похитить простенькие часы, а затем вручить дочери начальника ОБХСС Киева (должность, которую я в то время занимал) золотые, чтобы в дальнейшем попытаться познакомиться со мной поближе, войти в доверие и завоевать симпатии. Номер не прошел, и проходимка осталась при своих интересах.
Шло время. Мы задокументировали несколько фактов крупномасштабной реализации неучтенной продукции, получаемой в результате всяческих махинаций и манипуляций с продуктами. К примеру, за счет недовложений изготавливалось не 500 порций борща, а 700, вместо 50 граммов осетрины на тарелку клали 40 граммов, фарша из индейки стоимостью 7 рублей 40 копеек за килограмм смешивался наполовину с фаршем свиным, который стоил в два раза дешевле. И так было изо дня в день. Однажды после проведения ряда массовых контрольных закупок мы получили веские неопровержимые доказательства преступной деятельности воровской шайки и закрыли несколько торговых точек от ресторана Столичный. Пока изъятые продукты питания и блюда находились на анализах в соответствующих спецлабораториях, а мы решали вопрос о возбуждении уголовного дела, об этой проверке тут же стало известно в ЦК Компартии Украины. У нас немедленно затребовали все материалы проверок (чем фактически было сорвано проведение дальнейшей разработки). Затем последовало обвинение в том, что мы якобы действовали... незаконно, в нарушение существующего законодательства без возбуждения уголовного дела. Стоит ли говорить о том, что мы работали строго в рамках правового поля и никаких законов не нарушили, ибо имели полное право проводить негласные операции до возбуждения уголовного дела. Партийцы прекрасно об этом знали. Тем не менее цэковские деятели, видимо, имели другие соображения.





Бей своих

Вскоре в УВД вместо благодарности поступило из ЦК письменное распоряжение привлечь к строгой ответственности непосредственных руководителей операции - моего заместителя полковника милиции Чурпиту и начальника ОБХСС Печерского райотдела милиции (фамилию его, к сожалению, не припомню). Начальника ОБХСС Печерска таки пришлось отправить на пенсию, благо он имел для этого необходимую выслугу лет. А персональное дело полковника Чурпиты волей-неволей было рассмотрено на партийном собрании, где было вынесено решение предупредить его, хотя и неизвестно за что. После того, как об этом решении было доложено в ЦК, через пару дней мне позвонил завсектором административного отдела ЦК Владимир Говорун (впоследствии, в связи с развалом СССР, перешедшего, как и многие другие его соратники, на работу в милицию и без труда, благодаря своему компартийному прошлому, дослужившегося до генеральских погон и должности начальника УВД Одесской области). Говорун без обиняков заявил: Вы поступили бесхребетно! Чурпиту нужно было вообще уволить из органов за допущенные нарушения при проверке ресторана Столичный!. Тем не менее обошлось без дальнейших оргвыводов.
В то же время поползли слухи (которые, по всей видимости, имели под собой основания), что Елкина - любовница одного из секретарей ЦК КПУ. И, видя, что городской милиции с ней и её связями не совладать, все оставшиеся у нас оперативные материалы мы передали в Управление БХСС республики. В строжайшем секрете работа по документированию преступной деятельности в ресторане Столичный продолжалась. Для передачи дела в МВД у нас была еще одна веская причина. Ресторан Столичный по линии ОБХСС обслуживал наш оперативный работник, некто Гайдученко. В нашем городском аппарате БХСС работал его лучший приятель, Петр Гутниченко. Он сожительствовал с одной из сотрудниц ресторана, принимавшей активнейшее участие в деятельности преступной группы. Любовница передавала ему деньги, накопленные трудом неправедным, и офицер милиции клал их на сберегательную книжку на предъявителя. Всего на этом счету было 25 тысяч рублей накоплений. Сумма по тем временам весьма значительная, особенно, если учесть, что месячная зарплата у оперативника ОБХСС составляла рублей 140. Мы обо всем этом хорошо знали, но проводить какие-либо активные действия было нельзя, потому что всё сразу стало бы известно работникам ресторана. У нас не было формальных легальных юридических оснований для отстранения от работы и задержания оборотней в милицейских мундирах. Тем не менее впоследствии Гайдученко был арестован вместе с группой опекаемых им расхитителей. А задержания Гутниченко пришлось ждать полтора года, когда он пришел получать ворованные деньги со сберкнижки. Его арестовали прямо в сберкассе. По-моему, этих бывших работников милиции осудили на десять лет лишения свободы каждого. По заслугам получили и главари: Лидия Елкина и инженер-технолог ресторана Столичный Лариса Полищук были осуждены на 15 лет лишения свободы каждая, директор ресторана Заколюжный получил 8 лет, замдиректора Калюжный - 10 и т.д.

Дорогой ценой

Далась нам эта победа нелегко и затрачено было немало средств. Именно при документировании преступной деятельности Елкиной впервые в Украине была использована видеоаппаратура - громоздкая (по сравнению с нынешними) видеокамера японского производства, сослужившая, тем не менее, добрую службу. Оперативникам, моим коллегам, пришлось проявить максимум находчивости для того, чтобы как можно надежней задокументировать преступные действия оперативным путем, а затем легализовать их в суде (материалы, полученные негласно, в качестве улик не проходили, а значит - и не могли служить доказательствами). К примеру, нам удалось произвести фотосъемку дачи Елкиной взятки одному чиновнику. Но как придать этим снимкам доказательную силу? Выход был найден. На юридическом факультете Киевского госуниверситета мы нашли подходящую студентку и вклеили фотографии, с её ведома, в фотоальбом, подготовленный для сдачи в качестве курсовой работы по криминалистике. Работу студентке зачли и отправили в архив. А когда пришло время, о ней как бы невзначай вспомнили и извлекли на свет Божий при помощи протокола изъятия, представив суду. Эти фотографии сыграли немалую роль в изобличении взяточника...
Конечно, о закулисной жизни того времени можно было бы рассказать немало. Нынешнее поколение должно знать правду о деятельности компартийных чиновников минувшей эпохи, которую кое-кто пытается идеализировать, погружаясь в ностальгические воспоминания. Впрочем, справедливости ради нельзя не сказать о том, что все шалости партноменклатуры прошлой эпохи блекнут в сравнении с тем беспределом, который отличает деятельность некоторых нынешних государственных мужей. Но об этом рассказывать уже не мне...
Записал Владимир ШИРОЧЕНКО, Неделя.UA
Добавил: slon135 Дата: 09.03.2017 09:36 Раздел: Общество Рейтинг: 5 Комментариев: 0
Статьи по темам: Владимир Широченко   Бородокин   ЦК   
Власти наступают на свободу слова!
Тихий ужас: в психдиспансере царят произвол и беспредел, а в колонии больных СПИДом лечат плохо
Украинские реалии: «психинтернат строгого режима»…
Тихие ужасы Димитровского интерната…
Очередное издевательство властей над киевлянами. Кто ответит за беспредел?


Голосование
Для голосования Вы должны быть авторизированы

Комментарии
Комментарии отсутствуют